Каталог Днепропетровских сайтов. Туризм Днепропетровска. Турагентства Днепропетровска. Гостиницы Днепропетровска. Санатории Днепропетровска.


 

Новый этап в изучении истории Новороссии. Советская историография

б) Советская историография

Новый этап в изучении истории Новороссии открыла советская ис­ториография, основанная на марксистско-ленинской методологии. Свое основное внимание советские историки сосредоточили на изучении поло­жения народных масс, на крестьянской колонизации, в ходе которой были заселены и освоены безбрежные просторы Новороссии. Тем са­мым был положен конец неоправданно большому вниманию к иност­ранной колонизации, роль которой была второстепенной, подчиненной по отношению к народному, внутреннему переселенческому движению.

В 20—30-х годах о заселении с Юга нашей Родины не выходило больших специальных исследований. Интерес к исторической географии в эти годы резко снизился, и советские историки ограничивались лишь критическим осмыслением фактического материала, накопленного дво-рянско-буржуазной историографией, почти не вводя в оборот новых дан­ных, позволяющих по-иному более глубоко и всесторонне рассмотреть эту проблему.

Лишь в 40-е годы XX в. усиливается интерес к вопросам заселения и хозяйственного состояния новых земель. Большую роль в этом сыгра­ли работы крупнейшего советского историка-географа В. К. Япунского, который на рубеже 40-х годов разработал марксистское определение предмета и задач исторической географии. Яцунский обратил особое внимание на необходимость разработки советскими исследователями проблемы «населения с точки зрения его этнического состава, размеще­ния и передвижения на территории»54.

В 1941 г. Полонская-Василенко опубликовала статью о заселении северной части Новороссии в середине XVIII в. (1734—1775 гг.) 55, в ко­торой приводится много ценных архивных данных о ходе украинско-русского и иностранного заселения Новой Сербии и Новослободского казачьего поселения (а с 1764 г.— Елисаветградской провинции) глав­ным образом в 60-е годы XVIII в. Автор справедливо отмечает здесь «нежизненность мероприятия» по заселению Новороссии «иностранны­ми выходцами» и делает обоснованный вывод о том, что край этот во все периоды заселялся преимущественно украинцами, а иностранные переселения имели вспомогательное, второстепенное значение.

Интересны сведения о том, что наиболее интенсивно Новороссия заселялась в 1764—1767 гг. и что «больше всего дач было роздано в 1767 г.», а затем, в связи с началом русско-турецкой войны и «уси­лившимися нападениями запорожцев», этот процесс замедлился, чтобы снова возобновиться лишь с 1775 г. Общую численность населения Но-

54     Яцунский В. К. Историческая география. М.,  1959, с. 10; он же.   Предмет и задачи
исторической географии.— «Историк-марксист»,   1941, «4° 5;  он же.  Историко-геогра-
фические моменты в работах В, И. Ленина.— «Исторические   записки»,   1948,   т. 27:.
он же.  Историческая  география  как   научная   дисциплина.— «Вопросы   географии»,
сб. 20, М., 1950.

55      Полонская-Василенко Н.   Заселение Южной   Украины в середине XVIII в.— «Исто­
рик-марксист»,   1941,     5,   с.   30—46.

14


вороссии (в границах начала 70-х годов XVIII в.) по состоянию на 1772 г. автор определяет примерно в 200—-240 тыс. душ обоего пола. Цифра эта не вызывает возражений, так как основана «а подлинных исчислениях, которые учли все категории населения края. В то же вре­мя необходимо отметить, что статья носит описательный характер и не содержит каких-либо конкретных данных ни о составе и размещении населения по отдельным провинциям и уездам, ни о его национальном составе. Не дает автор и сведений о размерах переселенческого движе­ния и времени основания хотя бы крупнейших поселений Новороссии. Таким образом, Полонская-Василенко поставила и лишь в самых об­щих чертах решила вопрос о заселении северной части Новороссии и то лишь в 60-х — начале 70-х годов XVIII в.

В 1942 г. была напечатана новая работа Полонской-Василенко, по­священная этому же вопросу56, в которой ход заселения северной части Новороссии излагается несколько более обстоятельно. Автор рассмат­ривает здесь период с 1764 по 1775 гг., когда заселение северной части. края резко усилилось и было создано много новых населенных пунктов. В работе помещена подробная ведомость о раздаче земель в Елисавет­градской провинция по годам с 1764 по 1772 гг., которая существенно дополняет сведения, приводимые в других предшествующих работах ав­тора. Мы видим, что с 1764 по 1772 гг. в «Елисаветградской провинции было роздано под слободы, заводы, сады и леса 288 дач... с 273 068 десятинами земли57», причем больше всего — 76 383 десятины в 1767 г. К сожалению, автор не указывает, насколько велик удельный вес роз­данных земель к общему количеству земли в провинции. Сохранившие­ся данные местного межевания, проведенного в начале 70-х годов XVIII в., показывают, что всего в Елисаветградской провинции было 1426 639 десятин земли58 и что, следовательно, к 1773 г. в руки частных владельцев и в пользование государственных крестьян было выделено всего 19,14% общего земельного фонда. Другими словами, подавляю­щая часть земель была роздана после 1775 г., а в 1764—1772 гг. этот процесс еще только начинался.

Весьма интересны сведения об образовании в Елисаветградской про­винции в 1764—1769 гг. новых старообрядческих поселений59. Здесь приводятся данные по каждому отдельно взятому селению. Однако ка­ких-либо материалов о ходе русско-украинского переселенческого дви­жения, имеющего решающее значение в деле освоения края, по сущест­ву не приводится.

Видное место в работе уделено иностранным переселениям. Автор публикует данные за 1764 г. о численности переселенцев и их нацио­нальном составе, но ошибочно приходит к выводу, что это переселенцы 1764—1765 гг.60 Много места уделено описанию разрушений, которые возникли в результате последнего татарского набега 1769 г. («В Елиса­ветградской (провинции было уничтожено 150 сел и уведено 20 тыс. че­ловек»), а также последующего быстрого заселения провинции, когда опасность вражеского вторжения миновала. По данным Полонской-Ва­силенко, в 1771—1773 гг. в Елисаветградской провинции на месте унич­тоженных украинских поселений было размещено 16 670 молдаванских переселенцев,   а   в соседней   Славяно-Сербии — 3 595  душ   об.   п.   Это

56      Полонская-Василенко И. Д. Из истории Южной Украины в XVIII в. Заселение Но­
вороссийской губернии (1764—1775).—«Исторические записки»,  1942, № 1-3, с. 130
174.

57      Там же, с. 145.

68      ЦГВИА, ф. ВУА, д. 26038; РОБ АН, оп. 1, д. 565.

69      Полонская-Василенко Н. Д. Из истории Южной Украины..., с. 155  (табл. 5).

т Там же, с. 159. Автор использовал здесь ведомость из фонда Новороссийской гу­бернской канцелярии (ЦГИА УССР, ф. 63, д. 1464, л. 17). Взятая нами ведомость 1765 г. (ЦГАДА, ф. 248, оп. 67, д. 5991, л. 582) приводит те же самые цифры, но имеет указание о том, что данные взяты с 1 января 1764 г. по 1 января 1765 г.

15


изменило национальный состав провинции. На начало 1772 г. автор при­водит подробную ведомость о численности и сословном составе населе­ния Новороссийской губернии по отдельным провинциям и полкам, из­влеченную из отдела рукописей ГПБ АН УССР 6\ К сожалению, никаких статистических данных за другие годы в статье нет, что лиша­ет возможности сделать какие-либо выводы о движении населения в 1764—1775 гг. Как будет показано ниже, разорение 1769 г. было крайне быстро залечено и в 1772 г. в Елисаветградской провинции, да и во всей Новороссии проживало гораздо больше населения, чем в 1764 и 1767 гг.

В статье встречаются казусы, свидетельствующие лишь о том, что автор оказался не в состоянии овладеть всем материалом, обнаружен­ным в архивах. Так, например, автор удивляется, почему в 1772 г. ока­залось так много населения в Молдавском полку, который был образо-'ван только в 1769 г. на наиболее опустошенной в результате татарско­го набега территории (23 259 душ об. п.). Полонская-Василенко склон­на считать эти цифры сильно завышенными. Ее не смущает тот факт, что в 1771 —1772 гг. наблюдалось хорошо описанное ею же переселение молдаван именно на территорию Молдавского гусарского полка. Из 16 670 душ обоего пола молдаван, переселившихся в Елисаветградскую провинцию, 14 351 душа осела в Молдавском гусарском полку62. Это означает, что без переселенцев начала 70-х годов XVIII в. в Молдав­ском полку проживало всего около 8908 душ об. п. В 1763 г. здесь было учтено около 6 тыс. чел. об. п.63, т. е. в движении населения нет ника­ких неясных и необъяснимых фактов.

В 1955 г. появилась статья И. Б. Койфмана, посвященная русско-молдавскому заселению Очаковской области в 80-х годах XVIII — нача­ле XIX в.64 Она носит описательный характер. Автор по существу не приводит здесь сводных обобщающих данных о ходе заселения и хозяй­ственного освоения Очаковской области, хотя его основные выводы не вызывают возражений. Он отмечает, что заселение молдаванами Оча­ковской области относится лишь к XVIII в., «ко времени Прутского по­хода русской армии (1711 г.)», однако даже во второй половине XVIII в. здесь было «всего несколько десятков селений с небольшим количест­вом жителей, главным образом русских, украинцев и молдаван». В 60-х годах XVIII в. из области ушли татары, а в 80-х годах начинается бо­лее активное украинско-русско-молдавское освоение области, особенно усилившееся с конца 80-х годов после освобождения этой территории русскими войсками. Особенно подробно И. Б. Койфман разбирает по­пытку заселения очаковских степей бывшими запорожскими казаками в 1790—1791 гг. К сожалению, из работы нельзя почерпнуть каких-либо определенных сведений ни о количестве селений на разные даты, ни о времени их основания, ни о численности и движении населения.

 

-----

Полностью текст главы здесь: Советская историография

URL сайта: Новый этап в изучении истории Новороссии. Советская историография
Категории:
Оценка модератора: Нет
Переходов на сайт:5628
Переходов с сайта:0
Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Введите число, которое Вы видите на картинке:


Украинский портАл